Решайте с Богом!

Трехлетняя Анютка сидит на руках у бабушки и крутится то вправо, то влево. Ей все интересно вокруг и очень нравится привлекать внимание взрослых. Малышке из-за ее юного возраста не суждено знать, в каком круге событий и страстей с недавнего времени она находится.

В сельскую семью, где живет «не поделенный» молодыми родителями после развода ребенок, привело меня не праздное любопытство, а желание увидеть своими глазами, как живется маленькой девочке без отца. Месяцем раньше мама Анечки стала препятствовать встречам дочки с папой.

Игорь(все имена в статье изменены) пришел в редакцию, чтобы выступить в защиту справедливости по отношению к мужчинам, оказавшимся в подобной ситуации:

— У нас в обществе принято считать отца порочным существом. При разводе ребенка отдают матери. Я не собираюсь отбирать, но видеться с дочерью я имею право. Не надо со мной счеты сводить таким способом. Бывшая супруга просто спекулирует дочерью, чуть — что и сразу заявляет: «У нее будет другой отец». А почему с моим мнением не считаются? Я от дочки не отказывался, алименты плачу, посылаю их по почте.

Передо мной сидит презентабельного вида двадцатишестилетний мужчина, он только что побывал в органах опеки в управлении образования. Там ему посоветовали обратиться в суд, чтобы добиться от бывшей жены возможности общаться со своей дочкой. Странно, что они не взялись сами проверить, в каких условиях проживает ребенок, как соблюдаются его права, уж, коль, поступила такая жалоба…

Игорь и Татьяна развелись после пяти с половиной лет совместной жизни, не сумев урегулировать спокойствие на «семейной лодке».

До свадьбы молодые люди жили в одном селе, их знакомство длилось около полугода. Семья жениха переехала из райцентра, выбрав для жизни сельский быт с приусадебным хозяйством и подворьем. Правда, времени на домашние дела не всегда хватало, родители оба работают на ответственных должностях на одном из градообразующих заводов.

Желание сына жениться в неполных 20 лет родители не одобрили. Рано! Эх, если бы знать, когда не рано. А то не успеешь оглянуться – будет поздно. Иногда думаешь, не будь ранних браков, будут ли вообще создаваться семьи? Ведь чем старше, тем дороже кажется не обремененность обязательствами, тем выше требования к возможному избраннику.

Не обрадовались родители Игоря и выбору невесты. Понятно, наши дети самые лучшие. Парень с красным дипломом окончил техникум, успешно учился в НГТУ, свадьба была не ко времени.

Будущая свекровь пыталась отговорить Таню, даже  предупредила, что характер у Игоря непростой, однако  девушка не испугалась. Свадьба состоялась, но новобрачные не смогли подстроиться друг под друга. Они пробовали жить и у родителей Игоря, и у Таниных матери с отцом, и отдельно. Взяли кредит, купили квартиру, даже приобрели участок для строительства собственного дома. Невестку по протекции свекра и свекрови трудоустроили на завод. Но мира в семье все равно не было.

Характер у Игоря оказался действительно не легкий.

— Взрывной, — сам о себе честно сказал молодой мужчина.

— А ударить ты можешь? – спросила я сразу.

— Было такое, — признался он. – Но вы не думайте, что я деспот какой-то. Хотя, если спросите, то Таня, наверное, наговорит, что я ее бил.

– Дочь все время в синяках приходила к нам, — сказала Танина мама Вера Ивановна, — только от вопросов всегда уворачивалась, не хотела расстраивать нас с отцом. Каким родителям понравится, если их ребенка хоть раз ударят. Мы старались помогать молодым. Они все время кредиты выплачивали, так я Тане постоянно и на еду, и на одежду давала. Это от наших-то с отцом доходов! Он инвалид, я пенсионерка. Прописали к себе, потому что родители Игоря настояли, чтоб детям можно было участвовать в государственной программе, как молодые специалисты на селе.

Вера Ивановна рассказывала, вспоминала и еще больше расстраивалась. В ее глазах читалась материнская боль. Она с тяжелым вздохом поведала:

— Первого ребенка Таня потеряла, это все от скандалов в семье.

Я не стала лишними вопросами ужесточать страдания женщины, но про себя подумала: «Если ей так плохо жилось, зачем она решилась на второго ребенка? Почему не ушла? Наверное, не все было плохо…»

От мыслей отвлекла Анютка. Она совсем осмелела и разговорилась. Я узнала, что утром она ела кашу с ягодками, а потом (это в обед) ее кормили супом, что спать она не хочет, потому что спать она любит с мамой, а мамы сейчас нет.

– С Таней можно поговорить? – спросила я. Вера Ивановна отрицательно закачала головой и сказала:

– Ее нет в городе, она будет через два дня. Ответ получился уклончивый, не откровенный. Я спросила для убедительности, мне Игорь сказал, что мама Анечки уехала отдыхать на море, ей всегда хотелось ездить «по заграницам». Хорошее желание. Но зачем все-таки скрывать? Теперь и думай, где правду сказали, а где обман? Хотя зачем мне это надо вообще? Кто бы ни лез в чужие проблемы, решать-то все равно придется самим.

Игорь именно так и говорит:

– Вопрос о моих встречах со своей дочерью мы должны обсуждать только с Таней. Почему ее родители решают – давать мне общаться с Анютой или запретить?

— Вы знаете, какой нервной приходит внучка от тех бабушки с дедушкой, — возмущается Вера Ивановна, — начинает нас отталкивать, прогонять. Я считаю, что ее там против нас настраивают.

— У моих родителей дома комната Анечки остается в том же виде, как была при ней, — говорил мне Игорь в редакции. Если это так, то скорее всего, обстановка влияет на настроение девочки, она же ей привычна с рождения. Но Анюта опять «сворачивает» мои мысли, она «мурлычет» то ли мне, то ли сама себе: «У бабы Лиды кашки нет, потому что молочка нет». Интересно, сама надумала или чьи-то слова повторила? Но вот чьи – это вопрос. Бабушка Лида так ответила внучке, когда она запросила кашу, или бабушка Вера ворчала, когда узнала, что девочка осталась без любимого блюда? Вот и ищи правду из уст младенца!

— Игорь хочет «делить» Анечку через суд, — сказала я на прощание, — вы бы все-таки как-то решили все мирно. Отец у девочки непьющий, образованный, ведет здоровый образ жизни, работает, дочку любит. Я его глаза светящиеся радостью видела, когда он о малышке говорил. Он имеет право общаться со своим ребенком.

Вера Ивановна согласно кивает головой:

— Вот Таня приедет, пусть решает.

Когда я прощаюсь, Катя машет мне ручкой и на мое «до свидания» четко выговаривает: «С Богом!»

Как хорошо, как кстати, Анютка! Пусть твои родители решают проблему с Богом, с терпением, с состраданием к ближнему. Ведь он им такое чудо подарил, тебя, умную, светлую твою головушку.

Знаю одну молодую женщину, которая в ранние школьные годы пережила развод родителей. Она очень страдала, не расставалась с фотографией отца даже на ночь, прятала ее под подушку. Ей нужно было с ним общаться, но он не приходил и не искал встреч с дочерью. Став взрослой, она возненавидела отца за те страдания, которые ребенком испытывала, думая о нем. А что будет, когда Анюта в будущем узнает правду, ведь отец хотел с ней встречаться, но друг от друга их изолировала мать. На кого обратится ее ненависть? Не обвинит ли дочь родного человека в жестком эгоизме? Не сломается ли при этом ее хрупкая душа?

Елена ГОРГОЦ.

Вам будет интересно...

5 комментариев

  1. боня:

    органы опеки нельзя шевелить, а то они переусердствуют

  2. Валентина:

    Детям нужны и мама, и папа. Даже если они вместе не живут.

  3. Olga:

    жаловаться в газету побежал… а самому решить проблему слабо?

  4. Воффка:

    бывает так, что уже не знаешь куда бежать…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.