Чтоб люди жили хорошо

grudcynskij.jpg

По данным статистики за последние пятнадцать лет число людей, реально занятых в сельском хозяйстве, сократилось с 9,7 (2000г.) до 6,3 миллиона (2004г.). Причем, среди оставшихся значительно больше женщин, чем мужчин. И дело тут не только в меньшей продолжительности жизни сильного пола по болезням и вредным привычкам, но и в том, что многие сельские мужики просто не приемлют тяжелейший крестьянский труд за мизерную оплату и уезжают на заработки в большие города, оставляя хозяйство на женские плечи. Для женщин это нелегко, а вот плохо ли для хозяйства – еще вопрос.

В СПК «Грудцынском», что в Нижегородской области, несколько лет назад председателем избрали Анну Федоровну Земскову, бывшего агронома, управляющего одноименным отделением некогда существовавшего Ворсменского совхоза. «С Анной Федоровной наше хозяйство, можно считать, вновь возродилось» — такую фразу мы слышали не раз в этом хозяйстве. И в подтверждение словам есть весьма заметные успехи по всем показателям работ. Например, по среднесуточному надою молока на одну фуражную корову СПК вышел на третье место среди восьми сельхозпредприятий района после давних и постоянных лидеров ЗАО «Таремское» и «Горбатовское». Все чаще в газетных новостях фигурирует «Грудцынский», то приобрели новую технику, то смело взялись за внедрение ресурсосберегающих технологий в земледелии и т.д.

«Бабий полк»

Общая численность трудового коллектива СПК — 180чел. Три основных поста в кооперативе занимают женщины. Кроме председателя, главный агроном Анастасия Ивановна Боркова, главный зоотехник Лариса Михайловна Обрезчикова. «Бабий полк» — пошутила Боркова.
А.Ф.Земскова родом из Воротынского района Нижегородчины, закончила Работкинский сельскохозяйственный техникум. В Грудцыно приехала больше 30 лет назад. До избрания председателем вела фермерское хозяйство. Занималась производством зерна, содержала ферму в 50 коров, выращивала свиней, работы хоть отбавляй. Почестей и наград за лучшие результаты принимала немало. Трудиться бы ей с успехом и дальше на фермерском дворе, если бы не уговорил ее первый заместитель главы района по сельскому хозяйству Ю.А.Вольнов попытаться вывести из кризисного состояния зашатавшийся аграрный кооператив.
Следуя своему большому уважению к чужому труду и любви к животным, Земскова сразу взялась за обустройство ферм и телятников. Животноводческий труд она познала на всех этапах, когда доводилось самой подменять доярок на разных операциях. Полностью реконструированы, а практически построены заново три фермы. Переделывали стены, меняли крыши, двери, клетки у телят, бетонировали проходы. Как подобает хозяйке, Анна Федоровна повсюду наводила чистоту и порядок. Летние лагеря для скота объединили в один на две доильные площадки, пусть далеко, но на хорошем пастбище. Все просчитали со специалистами, выгоднее держать один молоковоз, одну бригаду слесарей.
Не любит говорить о себе Анна Федоровна. Но одно откровение случайно вырвалось: «Жалею ушедшее время, сколько всего могла сделать, будь помоложе. Мне ничего не надо ни для личной жизни, ни для достатка. Хочется, чтобы люди жили хорошо, чтоб работа им радость приносила. Чтоб не кричали, не расстраивались. Хорошо, когда обстановка спокойная».

Про угодья и суеверия

Однажды в первый день жатвы озимых зерновых, наблюдая за работой комбайнов на полях СПК «Грудцынский» в районе с.Фроловское, довелось услышать такой разговор.
— Какая здесь площадь под уборку? – спросила Земскова у главного агронома.
— Тринадцать гектар, — ответила А.И.Боркова.
— Ну, вот опять с тринадцати начали, — суеверно расстроилась Анна Федоровна.
— Если точно, то тринадцать с половиной, — попыталась утешить руководителя Анастасия Ивановна.
— Нет уж, что сказано, то сказано, — загрустила председательша.
Нет у Анны Федоровны твердого ответа на вопросы о видах на урожай, о состоянии колосьев и т.д. «Не знаю», — скажет и пожмет плечами, как будто не переживает день и ночь за посевы, не твердит мысленно сама себе: только бы погода устояла, только бы техника не подвела, только бы… Бог знает, чего только не боятся аграрии, чтобы вырастить и собрать урожай. Вырастит хороший урожай, опять беда, цена на зерно будет низкой. Работают селяне, а проданного урожая, дай Бог, хватило бы на погашение банковских кредитов.
В СПК «Грудцынский» зерновые культуры сеют на площади в 1611га, из них 1111 га занимают яровые, 500 га — озимые. Кроме того, 1859 га занимают кормовые культуры, в том числе 1159 га — однолетние и 500 га — многолетние травы, 200 га — кукуруза. Весной 2005г. впервые порядка 300 га пшеницы посеяли по новой для этих мест ресурсосберегающей технологии по стерне без плуга немецким и белорусским культиваторами.
«У нас очень хорошие механизаторы. С ними можно идти осваивать луну» — говорит А.И. Боркова. Где-то жалуются на людей, мол, не хотят работать, нашим механизаторам только дай задание, все будет выполнено как надо. Нет такого, чтоб что-то сорвалось. И все равно механизаторов не хватает. Возраст 40-50 лет, самые работоспособные, а смены им пока нет». В уборке урожая 2005г. были задействованы шесть комбайнов: пять красноярских «Енисеев» и новый немецкий «Medion-310, купленный к страде этого года. К началу жатвы два комбайна были без механизаторов, но вопрос решился. Анастасия Ивановна считает, что в уборочную страду можно заработать не плохие деньги, поэтому люди приходят. Проблема больше в том, что дорогую технику стараются доверять только надежным проверенным специалистам.
В этом году в хозяйстве еще одна «обновка» — современная итальянская зерносушилка «Agrex» с производительностью 200 тонн пшеницы в сутки. Управлять ею будет один человек, а расход дизтоплива составит всего 1,2 литра на 1000 кг зерна.

Люди всю правду расскажут

«У нас народ работает, а не я, — сказала Земскова, как отрезала. — Вот у них и спрашивайте, они всю правду расскажут». И рассказали.
Ларису Малову просто язык не поворачивается величать по отчеству Борисовна, такая она молодая и улыбчивая. Заскромничала, чуть уговорили ее встать перед фотокамерой. Всего год работает на Фроловской ферме, переехала из Богородска к мужу. В доярки пришла из торговли и не жалеет. В составе бригады из четырех операторов машинного доения ухаживает за двумя сотнями коров. «Вы про Анну Федоровну лучше напишите. Знаете, как она о нас заботится!» — говорит Лариса. На вопрос о трудностях звонко ответила: «Сбегать отсюда не собираюсь. Буду денежки зарабатывать, ссуду взяли, надо возвращать». И поспешила к своим «пеструшкам» заканчивать дойку. «Замелькали» резиновые сапожки на ее ногах. Еще грязновато возле скотного двора, но уже намного лучше прежнего. В самом помещении фермы — порядок. Вот если бы еще молокопровод был, чтоб не носить женщинам молоко в ведрах. Об этом пока приходится только мечтать. Тот, что был когда-то, давно пришел в негодность, а новый – не по карману.
Два раза в день молоко с трех ферм на молоковозе собирает С.В.Кривов. Вместе с женой (она у него экспедитором трудится) отвозят его в Павлово на молочный завод. Тридцать лет водительского стажа у Сергея Васильевича. Шутник, как все шоферы: «Куда уйдешь?! Жена всегда со мной рядом. Без контроля я только во время работы на самосвале, когда вожу зерно из-под комбайна на сушилку».
На пшеничном поле после «немца» не остается никаких отходов. Измельчитель соломы возвращает земле все, что человеку не требуется. А за «Енисеем» вырастают желтые стожки. Потом их перевезут в загоны, заскирдуют и будут использовать по мере надобности.
Пока комбайны работают, заместитель председателя СПК Владимир Николаевич Васильев проверяет на специальном приборе влажность зерна, она составляет 20 процентов. Мукомолы принимают зерно с влажностью не выше 14 процентов. Для того и приобрели новую высокопроизводительную сушилку, чтобы она привела естественную влажность зерна в нормативную. Зерно пройдет много проверок по различным характеристикам, прежде чем ему выдадут сертификат качества и только после этого мельзавод начнет принимать у аграриев урожай.
Какие у механизаторов загорелые лица и руки! Тракторист Николай Павлович Власов уточняет: «С весны в поле загораем. Посевная, сенокос, уборка. Сколько лет в таком ритме? Не помню. Был пацан, а вон уж внук со мной».
Каждый работающий в «Грудцынском» знает, что в свой день рождения получит от коллектива поздравление. Где бы именинник ни находился: на стане, в поле, на ферме, Земскова обязательно сама привезет в подарок 500 рублей, а юбиляру – 1000. Если Анна Федоровна в отъезде, поздравит кто-то другой из руководства, но строго день в день. Вспоминают, как в посевную прямо в поле всем привезли мороженого. Мороженое холодненькое, а всем стало так тепло от внимания, словами не выскажешь.
Главный районный зоотехник А.М.Безрукова рассказывает: «Как-то в выходной день на ферме в Фроловском нахожу Анну Федоровну. Доярок нет, ходит в одиночестве между рядами коров, одну погладит, у другой что-то подправит. Говорит: «Смотрю, любуюсь ими. Мне здесь спокойно, я отдыхаю». А ведь у нее еще свое хозяйство, семья. Сын Александр, фермер, учится в сельхозакадемии на агронома. Дочь Татьяна окончила Богородское медицинское училище, живет в Нижнем. Три внука подрастают, всем ее тепла и души хватает».

Аграрные хозяйства должны жить!

Сегодня сельским хозяйством занимаются только крепкие люди, кто не мыслит жизни без земли. Нам постоянно твердят, что в государстве строится правовое общество, в котором все равны. Но почему-то тарифы на электроэнергию и ГСМ растут так, как будто и энергетики, и нефтяники живут не в одной стране с сельхозпроизводителями. Зарплата работников в сельском хозяйстве в 10 раз ниже, чем в нефтяной промышленности!
Как-то в номере журнала «Журналист» прочла в статье «Сгнил венец – избе конец» данные статистики: за прошлый год в России на семь процентов сократилось поголовье крупнорогатого скота, то есть не стало каждой пятнадцатой коровы. Никита Вайнонен вывел такую зависимость: «…Нет коровы – нет навоза. Нет навоза – нет картошки. Нет картошки – нет свиней (их стало на 11,1 процента меньше, чем год назад). Нет картофеля, молока и мяса – нет денег. И есть нечего…»
Это было три года назад, но с тех пор, мало, что изменилось. Сельский труженик по-прежнему остается самым незащищенным в рядах трудового населения. В городе много предприятий, фирм, офисов, магазинов. А представляете, что будет с большим селом, если развалится в нем единственное аграрное хозяйство?
Елена ГОРГОЦ.
Фото Данилы РЕЗАКА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.