Смесь руин с торговым центром

газета «МК» В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ», 2-9 февраля 2011 г.

Мы уже рассказывали в №4 «МК В Нижнем» от 19 января о более чем странном судебном деле, которое слушается в Павловском суде: в банкротстве третьего по величине городского предприятия – Павловского инструментально завода («ПИЗ»)- обвиняется бывшая работница Екатерина Баландина.

Подобный подход следствия уже не удивляет бывших рабочих. По их мнению, из женщины сделали крайнюю в результате продуманного рейдерского захвата.

18 января рабочие ожидали приговор, но рассмотрение дела в очередной раз перенесли. Также «МК В Нижнем» писал о нелегкой «бумажной борьбе» бывших рабочих завода. Сегодня мы расскажем о некоторых экс-заводчанах и их руководителях.

Среди рабочих не было лидера

Сейчас останки заводских корпусов представляют плачев­ное зрелище — смесь руин с торговым центром. Всё, что можно, сдано в аренду, а что не сдано — потихоньку увяда­ет. О «разделе» своего пред­приятия заводчане вспоминают с содроганием и иначе как варварством не называют. Куда девать тысячи тонн метал­ла, накопленные еще с дорево­люционных времен? Например, пол из чугунных плит в цехах? «Утилизация» народного добра шла по простой схеме. По бума­гам, металл везли с одной заводской площадки на другую. Только до места назначения грузовики не дохо­дили, выгружаясь в пунктах приема ло­ма.

Нельзя сказать, что заводчане про­сто смотрели на все это безобразие. Были митинги, люди обращались к главе района Куренкову. Тот в ответ только разводил руками: «Ничего не могу сделать, частная собственность».

— Надо признать, что среди нас не было лидера, который бы твердой ру­кой организовал рабочих! — подводит неутешительные итоги бывший на­чальник инструментально-штамповоч­ного отдела Юрий Блохин.

Сам Блохин, проработавший на за­воде 36 лет, под конец оказался чуть ли не диссидентом. Его уволили толь­ко за то, что в 2006 году он подписал­ся под обращением рабочих к губер­натору Валерию Шанцеву. По его сло­вам, такая же участь ждала и других «диссидентов»:

— Я пришел с больничного, и меня вахтер просто не пустил на завод. Тем не менее, я прошел окольными путя­ми и направился к юристам. Те пред­ложили подписать заготовленный уже приказ о переводе на 2/3 заработной платы! Я отказался и, видя, что от ме­ня хотят избавиться, просто не выхо­дил на работу. А на бирже труда с моим опытом работы мне предложили вакансию грузчика!

Когда Блохин стал возмущаться и жаловаться на незаконное увольне­ние, то получил из Павловской проку­ратуры бумагу, по которой «требова­ния кредиторов, не удовлетворенных по причи­не недостаточности имуще­ства должника, считаются погашенными»!

Его коллегу, бывшего начальника производства Валерия Михайловича Сальникова, уволили уже совсем «офи­циально» — по сокращению штатов. Об этом событии напоминает справка о за­долженности по зарплате — 65,5 тысячи рублей. Примечательно, но место рабо­ты в ней — не «ПИЗ», а уже ООО «Пегас-НН». Почему же это произошло? Чтобы ответить на этот вопрос, совершим не­большой экскурс в историю предприя­тия, которую нам поведали бывшие ра­ботники завода. Забегая вперед, ска­жем, что их так и не признали потерпев­шими или пострадавшими…

Не стало и хозяина

Добрым словом работники вспо­минают покойного директора Сергея Николаевича Маслагина, который ру­ководил заводом около 20 лет. Тот был хоть и крутого нрава, но слыл на­стоящим хозяйственником: создал на базе предприятия огромную инфра­структуру. Например, понастроил эн­ное количество многоквартирных до­мов в Павлове. Когда мы с бывшими работниками проезжали по городу, они, как на экскурсии, постоянно показывали на дома и с гордостью говори­ли: «Мы строили!» или «Наш домик!». «Домиком» оказалась огромнейшая многоподъездная девятиэтажка.

— Приходя работать на завод, чело­век в течение нескольких лет получал квартиру! — вспоминает Валерий Сальников. — Мы «помним времена, когда завод снабжал инструментами почти всю страну. И если где-то их не хватало, то руководители крупнейших предприятий СССР шли на крайние меры. Например, если на ВАЗе заканчивался инструмент, то из Тольятти в Павлово отправляли вертолет. Он садился в лу­гах на другой стороне Оки, и в любое время суток к нему мчалась пара гру­женных продукцией «КАМАЗов».

Вот только рядом с бывшими цеха­ми эмоции заводчан меняются: — Все развалили, сволочи! После развала СССР хозяйствен­ный Маслагин владел контрольным пакетом акций завода. Но властям это не нравилось: заводу принадлежали три котельные, и директор требовал с муниципалитета платить за тепло. На­чались суды, и Маслагина обязали часть контрольного пакета раздать ра­бочим-акционерам. Хозяйственника от управления «отодвинули», а на его место выдвинули бывшего главного инженера Александра Федорова. По­говаривают, что 36,6 % контрольного пакета акций перекочевало из одного кармана в другой в традиционном для российского бизнеса месте — бане, а «ценой вопроса» был вагон металла.

Через какое-то время в кресле гендиректора предприятия оказался Виктор Аниськин. Вместе с ним в управлении завода появились еще два человека, некие Александр Зотов и Дмитрий Сотнев. Но потом между ними возникли разногласия. При­мечательно, но впоследствии сотруд­ники ОРБ поставили под сомнение эту сделку, а сам Аниськин был на три года дисквалифицирован судом за многочисленные нарушения сроков выплаты зарплаты. Тем не менее, управлял заводом совместно с Сотневым, Зотовым и конкурсным управ­ляющим Громогласовым до ноября 2004 года.

В 2004 году умер Маслагин. Говорят, сердце хозяйственника не выдер­жало надругательств над предприяти­ем. Слава богу, что заводские дома были вовремя переданы муниципали­тету и не достались новым хозяевам.

В том же году на заводе начались события, напоминающие револю­ционные выступления рабочих начала XX века. Но связаны они были не с со­знательностью трудовых масс, а с раз­делом имущества.

— У завода было две площадки: одна в центре города, вторая — у железной дороги, — вспоминают Блохин и Саль­ников. — Одну контролировал Аниськин, а другую — его бывшие подчиненные Зотов и Сотнев. Аниськин сказал, что он проиграл, и будет захват всего заво­да. Зарплату платить было нечем, и он показал на два загруженных продукци­ей грузовика, стоявших на второй пло­щадке: «Вот ваша зарплата!». Поперек дороги встала машина и не давала им выехать с территории завода. Тогда на автобусах на вторую площадку приеха­ли около 60 рабочих, «отодвинули» охрану с карабинами и дали грузови­кам проезд!

А через какое-то время один из на­чальников цехов на собрании трудово­го коллектива в лучших традициях «Ле­нина на броневике» влез на контейнер и заявил, что начальство их хочет «ки­нуть»!

Также сотрудники заводоуправле­ния вспоминают интересную историю с начальником службы безопасности завода, бывшим милиционером, не­ким Лобковским, которого также при­вел Аниськин. Тот серьезно подошел к своим обязанностям и напичкал все, что можно, скрытыми микрофонами. И…  собрал компромат на своего ше­фа. После чего заявил, что «или он в доле, или он всех пересажает». И за­нял место шефа. На эту тему есть да­же жалоба бывшему прокурору Ниже­городской области Демидову от само­го Аниськина и совета трудового кол­лектива завода. Есть и другая версия «ухода» Аниськина. Дескать, его «крышевал» генерал-лейтенант из ФСО, и как только генерал вышел в отставку, туда же отправился и его протеже.

Губернатор посодействовал

Перед лицом финансовой катастрофы завод оказался еще в 2002 году, когда арбитражный суд принял решение о внешнем управлении «ПИЗ» и назначил внешним управляющим … Александра Зотова. Выдвинул эту кандидатуру и ходатайствовал об этом, ни много ни мало, тогдашний губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев.

Примечательно, но завод, имеющий общую кредиторскую задолженность в 170 млн. рублей, из которых 114 млн. руб. были бюджетными, пал не перед государственной махиной, а перед иском небольшой фирмы ООО «Регистратор» за долг в сумме 144 тысячи рублей! Еще более примечательно то, что владельцами этого самого «Регистратора» были Зотов и его жена. А далее начались ещё большие чудеса.

«ПИЗ» признали банкротом 25 ноября 2003 года. Хотя 28 августа того же года такого предприятия уже не было! Завод со всем имуществом из 56 объектов стоимостью по бумагам в 22 млн.рублей, а с реальной стоимостью в 147 млн., переименовали в ОАО «СМИ» (Слесарно-Монтажный Инструмент) и благополучно раздробили на 29 обществ с ограниченной ответственностью (ООО), зарегистрированных за пределами Нижегородской области – в Гороховецком районе Владимирской области. Так, отдельным предприятием стал каждый цех (например ООО «СМИ-Кузница 2» или бывшие заводские службы (ООО «СМИ Инженерно-техническая служба»).

Экс-работники, в свою очередь, горько шутят, что среди этих «сегментов» не было разве что ООО «Уборщица». Зато в число 56 объектов попали профилакторий «Солнечный», двух­этажная гостиница, три котельных, две электроподстанции, стадион и многое другое, стоимость которых явно занижена в несколько раз. Так, турбаза в Заречье ушла в частные руки всего за полмиллиона рублей.

Об этих и других цифрах и многочисленных названиях «сегментов» бывшего «ПИЗ» красноречиво свидетельствует ответ рабочим прокурора области Валерия Максименко и другие официальные документы. Правда, в конце прокурор указывает, что «по­лучить объективные доказательства совершения в отношении ОАО «ПИЗ» мошеннических действий не удалось, а возможности для сбора дополни­тельных доказательств исчерпаны», и «основания для принятия иных мер прокурорского реагирования в на­стоящее время не имеется».

Как мы уже писали, в этой истории есть несколько важных нюансов. Во-пер­вых, на скамье подсудимых один чело­век: то ли бухгалтер, то ли финансовый директор Екатерина Баландина. Во-вто­рых, кто же все-таки виноват в предна­меренном банкротстве предприятия? И в-третьих, никто не рассчитался с уво­ленными рабочими. По подсчетам ини­циативной группы экс-работников, за­долженность по зарплате составляет 7 млн. 301 тысячу рублей. А по заявле­нию местной прокуратуры, она была по­гашена… на 307 тысяч рублей! С осталь­ной суммой получилась целая детектив­ная история. 429 судебных приказов на сумму более чем 7 млн. рублей попросту пропали! Судебный исполнитель Инна Пулина, которая занималась этим во­просом, заявила рабочим, что отправи­ла документацию в Гороховец, по месту регистрации всех «ооошек». С тех пор эти бумаги никто не видел. Сама испол нительница  через некоторое время уволи­лась с работы…

Константин ГУСЕВ.

P.S. О результатах милицейского расследования по факту банкротства завода читайте в следующих выпусках «МК в Нижнем».

Вам будет интересно...

1 Комментарий

  1. месный:

    Лично общался с судебным исполнителем И.Пул_ной-она не брезговала и мелкими взятками и могла умертвить любой исполнительный лист не то что про такой завод.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.