История страны через судьбу одной семьи

У обелиска в Павлове в День Победы.

Великая Отечественная война в армейском билете Василия Павловича Денисова уложилась в несколько сухих строчек: 1941 – командир отделения, 1942 – на излечении, 1943 – командир взвода разведчиков, потом на излечении, 1944 – командир взвода автоматчиков, командир стрелковой роты и вновь – на излечении. Три раза лечился, на самом деле ранений было четыре: в бедро, левую руку, левый бок, в мочевой пузырь.

Большое село Таремское, а узнать адрес ветерана Великой Отечественной войны Василия Павловича Денисова не составило труда. Первая же встреченная по пути пожилая женщина сразу указала, как к его дому добраться.
Полвека живет ветеран в здешних местах, почти всю трудовую биографию работал бригадиром на ферме Таремского совхоза. Может, поэтому так сложилось, что односельчане все время его по имени, отчеству называют.
Военный билет у Василия Павловича едва держится от ветхости. Досталось событий книжечке, как и ее хозяину. С самого первого дня документ не менялся, с Василием Павловичем он и в окопах сырел, и в боях к потной гимнастерке прилипал, и в воде на переправах мок. Их совместный армейский путь начался в 1938 году с Дальнего Востока, когда хрупкого паренька из деревни Рыльково Сосновского района призвали в армию, записав в билете фамилию Блинков. Это по-деревенски их семью так называли, получилось, что и в документ попала не настоящая фамилия. Исправлять сначала было некогда, позже – не захотелось, билет, вроде как однополчанин получался.
На Дальнем Востоке Василий Павлович прослужил три года, демобилизоваться не пришлось — началась война с Германией. Всю дивизию, где служил пехотинец Денисов, в 10 эшелонах перебросили на Запад защищать подступы к Москве.
Великая Отечественная война в армейском билете уложилась в несколько сухих строчек: 1941 – командир отделения, 1942 – на излечении, 1943 – командир взвода разведчиков, потом на излечении, 1944 – командир взвода автоматчиков, командир стрелковой роты и вновь – на излечении. Три раза лечился, на самом деле ранений было четыре: в бедро, левую руку, левый бок, в мочевой пузырь.
— В левую руку – это я не считаю за ранение, — вспоминает ветеран, — перевязали – и снова в бой. После последнего — трое суток без сознания был, очнулся в госпитале.
Лишь такими урывками удалось узнать у Василия Павловича о боевом пути, который довел его до Польши. Не захотел он говорить о войне, потому что знает о ней много горькой правды, иногда и не такой, как представляют ее в истории.
— На нас шла сталь: танки, самолеты — каждый день! А нам вначале войны даже нечем было ответить. Солдат в боях как косой косило. Страшно? Конечно страшно, каждую минуту было страшно, — начал рассказывать Василий Павлович, но запнулся на слове, махнул рукой и ушел. Я не стала настаивать на продолжении.
В след мужу вздохнула жена Елена Петровна Дульцева, сказала с сочувствием:
— Не любит он говорить о войне, раньше только с такими же ветеранами иногда вместе что-то вспоминал. Награды не носил.
В военном билете у Василия Павловича записан орден Красной Звезды и медаль «За победу над Германией». Был еще орден Отечественной войны. Хозяйка рассказала, что давно он их отдал детям, когда они еще маленькими были.
В судьбе Елены Петровны война тоже оставила незабываемые раны. Ее по повестке направили на Горьковский автозавод. Сельская девушка встала к фрезерному станку обрабатывать детали для сборки танков.
Однажды в один из вражеских авианалетов цех загорелся. Елена благодаря мастеру участка вместе с другими рабочими выбиралась через окно. От огня она осталась без одежды и без своих длинных кос. Шок был такой, что хотелось только одного – домой к маме.
С обгоревшей головой, босиком, голодная, она трое суток пешком добиралась до родной деревни Клещарихи в Сосновском районе. Дошла до крайних дворов и упала без сил и сознания. Кто-то из земляков ее заметил, сказал родным. Мама увозила дочку на тележке.
Дома ее долго лечили, а осенью за ней приехала милиция. Увезли в тюрьму. Обвинили в том, что в военное время самовольно оставила службу на заводе.
Четыре года девушка пробыла в заключении в районе Сарова, прежде чем с ее историей разобрались и признали невиновной. Позже ей велели говорить, что она не в тюрьме была, а на работах. Но так те 4 года и выпали из ее трудового стажа.
Когда Елена вернулась домой, родная сестра матери решила увезти племянницу подальше от тяжких воспоминаний, позвала в свою семью в Уфу. Жили родственники по тем временам не бедно, приняли ее как свою дочь. Девушка и впрямь ожила, расцвела красавицей, вышла замуж. Однако семейная жизнь молодых не сложилась, муж быстро пристрастился к выпивке. Судьбе нужно было соединить Елену с другим человеком.
Интересно, что в жизни супругов Денисовых и счастливую, и горькую роль сыграли, не поверите, — обычные валенки.
Елена приехала погостить в родную деревню, а в обратный путь повезла несколько пар традиционной зимней обуви. Валенки так понравились в Уфе, что посыпались заказы от знакомых. Она снова отправилась в родные места, а назад уже не вернулась. Василий Денисов уговорил ее стать его женой.
Вся деревня переживала за Елену, она выходила замуж за вдовца с пятью детьми мал мала меньше. Шутка ли взять на себя такую ответственность! Попробовать и отказаться потом на пол — дороги нельзя, дети привыкнут к новой маме, разве ж можно их снова сиротить! Старшему ребенку было 11 лет, младшей дочке – 2,5 года.
— Слава Богу, все выросли, теперь у нас 12 внуков и 20 правнуков, — говорит хозяйка и вспоминает, – а тогда конечно нелегко было. В бане только всех перемыть – и то не просто, да белье руками перестирать. Машин стиральных не было. Полоскать на пруд ходили. Чтоб досыта есть, подрабатывать приходилось.
А еще беда свалилась, откуда ее вовсе не ждали. Из-за валенок пострадала вся семья надолго. Так случилось, что украли целую партию, которая была в подотчете у главы семьи. Поднялась же рука у кого-то на сиротский кусок! От него пришлось 12 лет отрывать, чтоб выплачивать недостачу за утрату государственного имущества. Пережили и это.
В этом году Василию Павловичу исполнится 91 год. А застала я его в огороде с лопатой — копал грядки.
— Все сам норовит сделать, — говорит о нем Елена Петровна, — не любит звать на помощь. Не может он без дела. Дом, баню, все сараи сам строил. Корову держали, сено косил. Случалось, и мою работу сделает, жалея меня, что устала.
Фамилии у супругов разные и отношения семейные по документам не узаконены, оказывается, бывает и так. В далекие пятидесятые годы не удалось Елене Петровне развестись с первым мужем, который остался в Уфе. Жив ли, нет – без справки никому ничего не докажешь. Если свидетельства о разводе нет, повторно замуж не выйдешь.
Наверное, кто-то осудит, что так подробно изложены некоторые слишком личные дела семьи. Так ведь это жизнь. Из нее, говорят, как из песни слов не выкинешь. К тому же, через семью Денисовых видна история целой страны. Успеть бы побольше записать живых людских биографий, чтоб не переиначивали факты в летописи государства кому как вздумается!
Елена ГОРГОЦ.

Фото автора.

Вам будет интересно...

3 комментария

  1. Fluder:

    С Днём Победы!!!!!

  2. Ancema:

    Спасибо за статью… Скольким девчонкам, девочкам досталось в войну разных бед и испытаний!

  3. luka1947:

    За таких людей пьют, стоя!
    Уважаемый, Василий Павлович! Уважаемая, Елена Петровна!
    Войну выиграли не современные олигархи, а такие как вы, как дядя Вася «Туманов», «Боровков» Михаил Иванович, мой отец и моя мать — это тоже жители Павловского района. Сейчас в конце жизненного пути, глядя на современную молодежь, невольно шепчу Гимн СССР перед портретами Чубайса и Гайдара.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика