30 октября — день памяти жертв политических репрессий

Есть в нашей стране город, обязанный своим рождением огромному числу людей, репрессированных по «политическим статьям». Магадан — город-порт в области с богатейшими запасами полезных ископаемых: золота, платины, серебра, каменного угля — был построен как центр промышленного освоения всего севера Дальнего Востока. Трест «Дальстрой» — так называлась организация, занимавшаяся этим освоением. На протяжении двадцати лет туда везли и везли заключенных, осужденных как «враги народа». Вместе с «Дальстроем» на Колыму пришла колючая проволока. Там было организовано управление Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей (УСВИТЛ), территория которого заполнялась вновь созданными приисками с призывными названиями: «Бодрый», «Ударник», «Стахановец», «Большевик», «Комсомолец», «Пионер», «Гвардеец», «Желанный» (женский прииск) и прочими. С киркой и лопатой голодные, замерзающие в дощатых бараках, страдающие от цинги и вшей, умирающие от туберкулеза наши соотечественники прокладывали дороги через горные перевалы, строили поселки, разрабатывали месторождения полезных ископаемых. Обыкновенные советские граждане, верившие в светлое будущее нашей Родины и в справедливость «вождя всех народов».
Такие же советские граждане несли службу по охране первых в качестве следователей, оперов, охранников и управляющих лагерями, которых НИКТО НЕ ЗАСТАВЛЯЛ обращаться с заключенными с особой жестокостью. Но многочисленные факты такого обращения до сих пор заставляют содрогаться душу. А не фашизм ли то был?
После одного из первых начальников «Дальстроя» Э.П.Берзина, по мере сил и возможностей помогавшего сгладить тяготы жизни невиновным людям, появился в руководстве лагерей С.Н.Гаранин, принесший с собой в 1938 г. на Колыму черное время «гаранщины». Во время его правления в УСВИТЛ все заключенные по 58-й статье были взяты на строгий режим, начало поощряться самое жестокое обращение, постоянно применялись массовые расстрелы «саботажников» и больных. Среди тысяч расстрелянных были и коренные жители этих мест, русские, эвены, чукчи, которым чаще всего предъявляли обвинение в шпионаже в пользу Японии.
Как немые свидетельства подавления Личности, верха презрения к Человеку, у которого были имя, отчество, Родина, идеалы, служат могильные колышки с проржавевшими жестяными бирками, на них гвоздем выбиты лишь лагерные номера. Такими печальными вешками усыпан склон в районе рудника смерти «Бутугычаг». Но из воспоминаний участников тех событий известно, что так хоронили далеко не всех репрессированных. Чаще тела бросали в старые отработанные шурфы и траншеи.
Бежать с приисков Колымы практически было невозможно. Решиться преодолеть огромное расстояние до обжитых мест на материке при морозах до -60 град., при отсутствии по пути человеческого жилья означало пойти на самоубийство. Не оставляло шансов и короткое северное лето, тайга таила в себе множество опасностей. Единственная связующая дорога Хандыга — Магадан находилась под постоянным неусыпным наблюдением охраны. И все же от отчаяния, от жестокого изуверства, от утраченной надежды на выживание в лагерях люди бежали. С особым садизмом обходились охранники и оперативники с пойманными беглецами. В живых после поимки редко кого оставляли. Это делалось ради устрашения других.
Давайте вспомним уничтоженных жестокой системой, преданных земляками по сфабрикованным доносам за неосмотрительно сказанное слово, за подобранный в голодный год колосок и за другие подобные проступки. Поклонимся памяти всех невинно осужденных, сгинувших без имени в разбросанных по стране лагерях политзаключенных.
Елена ГОРГОЦ.

Вам будет интересно...

2 комментария

  1. Gromes:

    Подписался к вам на фид.Интересно

  2. Это радует, когда интересно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика